MyCSSMenu Save Document



История АКВ [11]
Казачьи традиции [0]



Пресвятая Богородице,
спаси нас!













Главная » Статьи » Исторический раздел » История АКВ

Последняя война самого молодого казачьего войска Империи. Астраханское казачество на фронтах Первой мировой

Ветлянское станичное училище. Архивное фото.
Из коллекции автора.
 
Астраханское казачье войско – организованная военно-территориальная община поволжских казаков, одно из 11-ти казачьих войск империи. Старшинство войска - с 28.03.1750 г., столица – г. Астрахань. Официальной датой образования войска считается 1817 г. В состав войска вошли все казаки Саратовской и Астраханской губерний. К 1914 г. в административном отношении Астраханское казачье войско подразделялось на 2 отдела: 1-й (станицы Астраханской губернии - 2/3 казачьего населения войска) со штаб-квартирой в г. Енотаевске, 2-й (станицы Саратовской губернии) - штаб-квартира в г. Камышин. Войско располагалось на территории Казанского военного округа, и в мирное время подчинялось главнокомандующему войсками этого округа. Астраханский губернатор по должности являлся наказным атаманом Астраханского казачьего войска. Общее население АКВ на 1913 г. - около 40000 человек.

В мирное время Астраханское войско выставляло один 4-сотенный конный полк (32 офицера и 656 казаков), а в военное - три таких полка и запасную сотню. Их общая численность - 2200 сабель.

Кроме того, с 27.05.1906 г. при создании лейб-гвардии Сводно-казачьего полка, в составе его сводной 3-й сотни был сформирован Астраханский казачий лейб-гвардии взвод (2 офицера и 45 казаков).

В 1910 г. 1-й Астраханский казачий полк, находящийся на действительной службе, прикомандирован к 5-й кавалерийской дивизии 1-го армейского корпуса. Штаб полка перевели в г. Саратов, а сотни расквартировали в Саратовской губернии, где они и оставались до 1914 г. В Саратове стоял и один из полков дивизии – 5-й Донской казачий войскового атамана Власова полк, а также штаб 2-й бригады этого соединения.

После начала Первой мировой Астраханское казачье войско, будучи мобилизовано, также выставило 2-й и 3-й казачьи полки, Особую и Отдельную сотни и казачью батарею. Оказался на фронте и лейб-гвардии казачий взвод. Общая численность всех астраханских казачьих частей и подразделений – 2600 человек.

Но основная боевая нагрузка пришлась на 1-й и 2-й Астраханские казачьи полки, с первых же дней мировой войны оказавшиеся на фронте.
18-19 июля 1-й Астраханский казачий полк провел мобилизацию и в составе 16 офицеров и 576 казаков отбыл на фронт. Командовал полком полковник граф А.А. Келлер, брат прославленного комкора генерала Ф.А. Келлера.


Ветлянское станичное училище. Архивное фото.
Из коллекции автора.
 
Полк перебрасывался по железной дороге на Северо-Западный фронт, прибыв 26 июля в Вильно. После выгрузки полк выступил на мест. Кроны.
Он должен был выполнять функции войсковой конницы – став корпусной конницей Гвардейского корпуса. Войсковая конница – это конные подразделения и части, состоявшие при армейских корпусах и пехотных (стрелковых) дивизиях. Главной задачей конных частей такого уровня было обеспечение деятельности общевойсковых соединений и объединений – т. е. охрана тылов, штабов, обеспечение связи между частями и пр. Но главное, войсковая конница – это «глаза и уши» соединений и объединений армии. Как отмечали исследователи роли конницы на войне: «Разведка - … есть основная задача конницы, есть … «ежедневный хлеб конницы». Разведка это - глаза и уши командования; не иметь разведки, значит идти вслепую. Бернгарди перед последней войной (т. е. 1914-18. – А. О.) выразился так: «Война в будущем начнется со столкновения разведывающих конниц», а Раух говорит, что: «Разведывать - значит драться».

Разведка есть непосредственная задача конницы – ведь узнать, что делает противник, как он готовится к бою и когда начнет движение, можно только с помощью разведки. В 1914 г. возможности агентурной разведки и авиаразведки были достаточно ограничены (да и специфика этих видов разведывательной деятельности накладывала отпечаток на достоверность сведений и сроки их доставки). Соответственно, главным «поставщиком» разведывательной информации была войсковая разведка, прежде всего конная, так как пешая разведка в условиях маневренной войны не обладала нужной подвижностью. Кроме того, конные части могли пробивать завесу противника и своевременно реагировать на изменение обстановки – т. е. войсковая конница была ценным инструментом в руках дивизионного и корпусного командования.

Тактической формой решения многих задач (и прежде всего разведывательных) в руках казачьих командиров был казачий разъезд (дозор) – т. е. высылаемое («выбрасываемое») в нужном направлении и с соответствующими задачами от казачьей конной части подразделение (группа) различной численности (от нескольких человек до нескольких десятков человек).

Выполняя задачи корпусной конницы, 1-й Астраханский казачий полк осуществил свои первые разведывательные действия. Ему ставилась задача к 6-ти утра 29 июля произвести разведку на фронте Кальвария-Мариамполь. 3 разъезда по 7 человек (старшего урядника 1-й сотни Волкова, подхорунжего Чередникова и хорунжего Канова) должны были оперировать на значительном (55-85 км) фронте.


Казаки Черноярской станицы. Архивное фото.
Из коллекции автора.
 
После успешной разведки, 1-го августа полк по железной дороге двинулся на Белосток. Считая, что выделенных для операции в Восточной Пруссии сил и средств более чем достаточно, и планируя развернуть операции на левобережье Вислы, Ставка Верховного Главнокомандующего перебрасывает Гвардию и 1-й армейский корпус к Варшаве. Главной задачей 1-го Астраханского казачьего полка было прикрытие развертывания на левобережье Вислы перебрасываемых сюда частей.

Прибыв в Варшаву (где он должен был присоединиться к 1-й бригаде 2-й гвардейской пехотной дивизии), полк оставил одну сотню (3-я сотня есаула Коваленкова - 2 офицера, 16 урядников и 115 казаков) в распоряжении 2-й бригады дивизии.

Основные силы полка, двигаясь походным порядком, 4 августа прибыли в мест. Лончно. Причем польское население, дружелюбно настроенное как к астраханцам, так и в целом к русской армии, выходило к казакам и поило их водой и квасом. В этот период, помимо разведки, подразделения полка выполняли и другие задачи – например, хорунжий Сережников с отрядом был назначен конвоировать из Варшавы в Новогеоргиевск транспорт в 1,5 тыс. повозок.

Выполнял полк и задачи дальней разведки в интересах частей Гвардейского корпуса. Так, совместно с 5-й сотней лейб-гвардии Атаманского полка он осуществлял дальнюю разведку на фронте Кутно-Плоцк. Выполняя эту задачу, полк действовал в районе Тополево – шоссе Осмолин (10 августа) – Кутно. Так, на Кутно был выслан разъезд из 8 казаков под начальством урядника Калуженина, а затем еще 4 разъезда.

Занимался полк и охраной тыла Гвардейского корпуса. В частности, астраханцам удалось захватить шпиона – так называемого «старика-нищего», осуществлявшего визуальное наблюдение и действовавшего в расположении русских войск. В посохе шпиона были обнаружены средства сигнализации и книжка нижнего чина немецкой армии. Органы военной контрразведки давно охотились за этим «стариком», но захватили шпиона казаки.

13 августа, прибыв в г. Влоцлавск, полк выслал разъезды для проведения разведки на фронте Радзев - Нешава - Коло.

Боевое крещение 1-го Астраханского казачьего полка состоялось 14 августа в бою у г. Нешава. Севернее этого города 1-я сотня полка провела конную атаку на немецкую пехоту, и, охватив Нешаву, загнала ее остатки в этот населенный пункт, затем их там уничтожив.



Станицы Астраханского казачьего войска. Архивное фото.
Из коллекции автора.
 
Журнал боевых действий полка отмечает: «противник был скрыт за деревьями и окраинами домов, но под нашим огнем стал отступать в город». Казаки ринулись следом, и полусотня 3-й сотни под командованием есаула Коваленкова, двинулась в обход отходящему противнику.

В ходе боя сотник Догадин вместе с частью 1-й сотни и охотниками других сотен атаковал германские пулеметы, которые были захвачены. Немцы попытались скрыться в лесу, но и здесь были атакованы - полусотнями подъесаула Свешникова и есаула Коваленкова. Интересно, что полусотни применяли комбинированный боевой порядок, двигаясь в конном и пешем строю.

66 германских пехотинцев были уничтожены (спаслось 3-4 человека). Этот бой показателен проявлением массового героизма со стороны казаков-астраханцев. Например есаул Коваленков и рядовые казаки рубились шашками в пешем строю, а казак Василий Тайсаков выручил вахмистра 1-й сотни Кропотова - зарубив готовившегося выстрелить в унтер-офицера германского пехотинца. От пули раненого в лесу германского офицера получил смертельное ранение старший урядник Яков Калуженин, погибли казаки Куранов и Сиволобов, получили ранения младший урядник Козлов и казак Лебедев.

Трофеи полка - 2 пулемета (№№2141 и 2143), 20 винтовок, 2482 патрона, снаряжение. Были пленены 1 раненый офицер и 6 рядовых.

15 августа казачий разъезд доставил из Нешавы еще 3-х пленных солдат (из них 1 раненый), массу оружия и амуниции.

21-го августа 3 сотни (костяк полка) выступили на Мазуры – Мариамки-Микалово.

Полк вновь занялся главным делом – войсковой разведкой посредством высылки разъездов. В данный период он осуществлял и действия по порче коммуникаций – так, когда 2 немецких бронепоезда дошли до ст. Любане, разведчики-астраханцы вывели из строя отрезок железнодорожного полотна.

Таким образом, в августе 1914 г. 1-й Астраханский казачий полк решал в Польше задачи по прикрытию сосредотачиваемых русских войск, а также осуществлял разведку и разведку боем. Так, 22-го августа в ходе боя казачьего разъезда с германским (численностью до 40 человек) погибли казак Ф. Поляков и хорунжий Голубев. 24-го августа в ходе боя разъездов у фольварка Фаминево были убиты 9 немцев, трофеями астраханцев стали 4 человека и 13 лошадей (причем с притороченным к лошади орудием германского 12-го драгунского полка). В бою были смертельно ранен казак Плотников и ранен урядник Т. Тарасьев.

27-го августа полк выслал разъезды вдоль р. Вислы. Огневые контакты казачьих и германских разъездов происходили ежедневно.

В сентябре 1914 г. действия 1-го полка носили тот же характер. Именно под влиянием развединформации астраханских казаков, русское командование установило второстепенность района Нешавы.

Журнал боевых действий полка за 7-е сентября фиксировал: «Разведка продолжается по всем направлениям». 10 сентября рекогносцировку проводила сводная сотня полка.

Разумеется, активный поиск и разведка со стороны подразделений полка приводили к новым потерям. Так, разъезд урядника Коваленкова, высланный на Нешаву, был обстрелян артиллерийским огнем, а 8 сентября был ранен, но остался в строю, сотник Догадин, был убит казак 1-й сотни Александр Поляков. Из состава 308-го пехотного полка (его подразделение в этот день действовало совместно с казаками), 6 солдат погибло, 19 было ранено, 1 пропал без вести.

Жаркие схватки продолжались и в сентябре.

Так, в бою у Кружина отряд под командованием подъесаула Свешникова встретился вражеским полуэскадроном, но когда к германской коннице подошла пехота, казаки отошли, потеряв убитыми и ранеными 6 человек. Но 18-го сентября был взят реванш - засада под руководством урядника Яненкова подстерегла разъезд германского 12-го драгунского полка. И 6 немецких кавалеристов были перебиты.

В первой половине сентября части полка действовали на фронте Нешава – Влоцлавск – Кутно, но 19 сентября полк получил приказ прибыть 21-го в г. Лович для осуществления разведывательных действий на фронте Плоцк – Кутно и взаимодействия с другими частями. 23 сентября астраханцами была проведена разведка на Гловно – Стрыков (впервые в Первую мировую войну в документах появился столь известный впоследствии термин «Ловичский отряд»), разведка боем у Борженина Дужий.

Начиналась Варшавско-Ивангородская операция.

Астраханцы активно в ней участвовали. Так, 2 спешенные сотни 1-го полка при поддержке 2 пулеметов участвовали в бою 30 сентября у дер. Лужевек – противник не смог выдержать натиска и отступил.

Взаимодействие с другими частями также осуществлялось успешно. Так, 1 октября полк содействовал 1-му Хоперскому и Сводно-казачьему полкам в атаке на фольварк у той же дер. Лужевек.

В данный период была создана Сводная казачья бригада в составе 1-го Астраханского и 1-го Хоперского казачьих полков, а также 2-й конно-горной батареи. Ее возглавил командир 1-го Астраханского казачьего полка полковник граф А. А. Келлер.

В ходе выполнения первой операции бригады - рейда к Гроднику для взрыва железной дороги - когда хоперцы и артиллеристы отошли, лишь самоотверженность казаков-астраханцев спасла бригаду. В этом деле были ранены урядники Новиков и Кузнецов, убиты и ранены до 15-ти лошадей полка.



Астраханский взвод лейб-гвардии Сводно-казачьего полка. Архивное фото.
Из коллекции автора.
 
В дальнейшем полк активно оперировал на переправах через стратегически важную реку Бзуру. 3-го октября отряд из 2-й и 3-й сотен астраханцев и сотни хоперцев при 2-х орудиях и 2-х пулеметах под командованием есаула Коваленкова был выслан на Брохов с задачей удержать переправу. Урядник Аулов атаковал 12 всадников противника: 4 немцев были убиты, 3 захвачены в плен, в том числе вахмистр.

Октябрь принес астраханцам новые потери – 6-го октября был убит урядник Поляков.

7-го октября граф А. А. Келлер с Астраханским казачьим полком, сотней Хоперского полка, эскадроном 17-го драгунского Нижегородского полка с 4-мя орудиями и 4-мя пулеметами выдвинулся на г. Сельце. В стычке 8-го октября отряд потерял 2-х человек убитыми и 1-го раненым.

К периоду Варшавско-Ивангородской операции относится и подвиг казака-астраханца Абалонского. 10-го октября он с целью разведки пробрался в мест. Илов. Заколов пикой немца, вошедшего во двор пить воду, переоделся в его форму и карьером вырвался из города на глазах противника.

12-го октября отряд А. А. Келлера выступил на Сержники через Ясенец. Разведка приносила сведения о постепенном отступлении противника – операция заканчивалась победой русского оружия. Близ Витоня разъезды астраханцев захватили 8-х пленных.

19 октября 1-й Астраханский казачий полк вошел в состав Гвардейской казачьей дивизии генерал-лейтенанта Н. Н. Казнакова и был отправлен в распоряжение командира 5-го Сибирского армейского корпуса генерала от инфантерии Л. Л. Сидорина.

Помимо преследования противника казаки осуществляли войсковую разведку. Так, 18-го октября казак 2-й сотни полка Иван Бирюков был ранен в ногу, но разведка выяснила важные сведения.

Выполняя функции корпусной конницы, 1-й Астраханский казачий полк активно действовал на завершающем этапе Варшавско-Ивангородской операции. Так, 22-го октября сотник Аратовский с 1-й сотней полка и 2 пулеметами действовал в направлении на Коваль. В стычке отряда с германцами был ранен казак Кривожинов, противник потерял 1 человека убитыми и 5 человек ранеными. 23-го октября – вновь бой разъездов: казак Белянин ранен, казаки Харламов и Капустин пропали без вести. 24-го октября разведка боем при содействии пехоты – противник потерял 4 человека убитыми и 14 ранеными. В бою 29-го октября были ранены 2 казака – Гусев и Фирсов.

30-го октября 1914 г. 1-й Астраханский казачий полк принимал участие в удачном бою у дер. Хопен. Астраханцы навели неприятельскую кавалерию на позиции двух батальонов Александро-Невского 198-го пехотного полка. Противник был разгромлен огнем русской пехоты, после чего два неприятельских эскадрона преследовались и рубились казаками-астраханцами. В этом деле были пленены: 1 офицер и 51 драгун 13-го драгунского полка (полк прибыл из-под Лилля), а также 100 лошадей. Дело в том, что, готовясь к новой (Лодзинской операции) для усиления главной ударной силы – германской 9-й армии – к началу операции с Французского фронта прибыли 2 германских кавалерийских корпуса (1-й и 3-й). В состав 33-й кавалерийской бригады одного из этих соединений и входил указанный полк. Таким образом данный бой дал и важную разведывательную информацию.

В ноябре 1-му полку довелось участвовать в Лодзинской операции 29 октября – 6 декабря 1914 г.

Зная, что с утра 1-го ноября Северо-Западный фронт должен был начать наступление, в этот день противник начал свое наступление, и 2-го ноября Астраханскому полку была поручена охрана левого фланга 5-го Сибирского армейского корпуса, а также обеспечение связи с его соседом - 2-м армейским корпусом. Немцы нанесли удар по правому флангу русской 2-й армии. Астраханцы стали свидетелями неудачного боя 53-го сибирского стрелкового полка - раненые русские бойцы, по свидетельству очевидца, тянулись в тыл на несколько верст.

3-го ноября, несмотря на все усилия противника, продвинуться он не смог – позиция Астраханского полка у Рагожева оказала важное влияние на оперативную обстановку в полосе 5-го Сибирского армейского корпуса.
Помимо выполнения задач по прикрытию фланга и налаживания связи, астраханский полк вновь выполнял разведывательные задачи.

Оперативная обстановка складывалась для русских войск не очень удачно, и полк отходил через мест. Гомбин, прикрывая пехоту.

Приказ 5-го ноября требовал помочь 2-й армии (немцы приступили к ее окружению). В соответствии с ним полку было приказано осуществлять разведку на фронте Вымисле Нем - Любиков. Выполняя ее, на фланг корпуса было выслано 4 разъезда. 10-го ноября вновь была выслана разведка – сотник Догадин с 40-ка казаками - на левый фланг 5-го Сибирского армейского корпуса.

Активно действовали астраханские разъезды 13-го ноября – в этот день был убит казак М. Бородин, а урядник Черногорцев захватил в плен 3-х германских солдат 18-го запасного пехотного полка.

14 ноября 1-й Астраханский казачий полк уже вел наступление (совместно с 314-м пехотным полком) на Гомбин.


Казаки – красноярцы. Архивное фото.
Из коллекции автора.
 
В последующие дни полк занимался обеспечением правого фланга корпуса. 17-го ноября был захвачен еще один пленный - рядовой 20-го уланского полка.

К периоду Лодзинской операции относится и первое награждение казаков - астраханцев 1-го полка. Так, были награждены - старший урядник Казачков георгиевским крестом 3-й степени, а младший урядник Морозкин - 4-й степени.

19 ноября вследствие обнаружившегося наступления противника на мест. Илов от полка была выслана усиленная разведка в полосу р. Висла. Ее выполнил сотник Аратовский с 20-ю казаками.

20 ноября подразделения полка провели совместный бой с Гвардейской казачьей дивизией.

21 ноября – разведка – «замечена пехота противника» [Там же. Л. 143]. 22 ноября - разведка – выяснено, что вдоль Суходол наступает пехота противника. Разведка проводилась 24 ноября, 25 ноября (сотник Аксенов и хорунжий Соколов), 27 ноября (сотник Аксенов с 24 казаками), 29 ноября (подхорунжий Янченков) [Там же. Л. 154], 30 ноября (разъезды урядников Краюхина, Щербакова, Потапьева и Козловцева). Эти и другие разведывательные мероприятия давали своевременные сведения своей пехоте.

Активные действия влекли потери с обеих сторон. Так, в результате действий урядника Зайченкова, устроившего засаду противнику, был убит офицер германцев, другой ранен, а также взят в плен нижний чин 4-го драгунского фон Бредова полка.

Лодзинская операция завершилась. На Русском фронте продолжалась маневренная война, а потому стычки разъездов и застав конницы являлись ее сопровождающим фактором.


Дмитрий Яковлевич Коваленков. 1893-1962. Фото сделано автором на кладбище с. Грачи (бывшая станица Грачевская Астраханского казачьего войска).

Василий Владимирович Коваленков. 1896-1933. Фото сделано автором на кладбище с. Грачи (бывшая станица Грачевская Астраханского казачьего войска).
 
Начало зимы 1-й Астраханский казачий полк встретил активной разведывательной деятельностью – 1-го декабря были высланы разъезды урядников Волкова, Астахова, Чередникова, а затем еще два разъезда.

В этот раз разведка добывала сведения для артиллерии.
На короткое время полк ушел в общий резерв (2-я и 3-я сотни располагались в мест. Камион).

С началом отхода русских войск в Польше после завершения Лодзинской операции 1-й Астраханский казачий полк с 3 декабря действовал в интересах 79-й пехотной дивизии. В 14 часов астраханцы перешли р. Бзуру.

4 декабря полк выдвинул 6 разъездов на линию Камион - Ольшинка-Лябатко. Разведкой было выявлено движение противника на Сохачев - против позиций 5-го сибирского стрелкового полка.

Фронт постепенно стабилизировался – когда 5-го декабря Астраханский полк выслал очередные 6 разъездов, они были обстреляны артиллерийским и стрелковым огнем. При перестрелке в районе Камион был убит подхорунжий А. Калуженин.

С 6-го декабря 1-й Астраханский казачий полк находился на заслуженном отдыхе - в корпусном резерве (дер. Вильче Тулавские). Но и в этом состоянии казаками неслась разведывательная и дозорная служба. Так, 8-го декабря полк выслал 8 разъездов, 11-го – 3 разъезда. Эта разведка имела важное тактическое значение – были добыты сведения о пехоте противника, в результате чего удачный огонь русской артиллерии отбросил германцев от мест. Камион.

В конце ноября – декабре 1914 г. происходит первая стабилизация Восточноевропейского ТВД. В декабре немцы попытались прорваться к Варшаве – но неудачно. На Бзуре и Равке завязались кровопролитные бои.

13-го декабря успешные разведывательные действия осуществляли разъезды подхорунжего Кожемякина, урядника Татарникова, подхорунжих Янченкова, Яненкова, урядника Астахова.

В тяжелых позиционных условиях деятельность конницы была особенно затруднительна. Соответственно, успешные действия астраханцев на р. Бзуре позволяют сделать вывод об особой квалификации казаков как армейских разведчиков. Так, добываемые ими сведения способствовали успеху контрбатарейной борьбы, а также позволяли получать информацию оперативного характера. В частности, астраханские казаки, обнаружившие у убитого германского солдата погоны с № 49, фактически подтвердили информацию о переброшенных с Французского фронта на Русский крупных подкреплениях немцев. Так, во второй половине ноября – декабре были переброшены 3-й и 24-й резервные, 2-й и 13-й армейские корпуса.

Оставшиеся дни декабря части полка действовали у м. Камион.
17-го декабря при перестрелке у мест. Камион был ранен казак Аболонский, опытный разведчик.

18-го декабря 1914 г., кроме обычной службы разъездов, на астраханцев была возложена задача сопровождать Великого Князя Андрея Владимировича от штаба корпуса до фольварка Лозовского. Для этой цели был выделен взвод под командой подъесаула Свешникова. Великий Князь передал казакам-астраханцам горячее «Спасибо» Государя Императора и выдал казакам конвоя по 60 рублей. Это была первая высокая благодарность астраханцам в годину тяжелой войны.

Между тем повседневная фронтовая служба продолжалась - при перестрелке разъезда с противником у Камиона был ранен казак Земляков. 20-го декабря ушли на разведку разъезды урядников Жвачкина, Чередникова, Янушева и Кропотова. Был тяжело ранен и умер казак Алексей Иванович Курапов, легко контужен урядник Козловцев.

Конец декабря прошел в усиленной деятельности разъездов – поступил приказ усилить разведку, т. к. река Бзура замерзала, что облегчало противнику преодоление этого естественного рубежа.

В ходе кампании 1914 г., выполняя функции войсковой конницы, полк перебрасывался на различные участки фронта, придавался армейским соединениям, действовал в авангарде, вел разведку.

Так, с августа по декабрь 1914 г. он выступал в качестве корпусной конницы Гвардейского и 5-го Сибирского армейского корпусов. В то же время часть побывала и в составе кавалерийских соединений – в составе Гвардейской казачьей дивизии и Сводной казачьей бригады.

В кампании 1914 г. 1-й Астраханский казачий полк осуществлял действия по прикрытию сосредоточения и развертывания русских войск на р. Висла, участвовал в крупнейших стратегических операциях (Варшавско-Ивангородской и Лодзинской), вел позиционные бои на р. Бзуре. Кампания 1914 г. связана у казаков-астраханцев 1-го полка с Польшей. Бои у г. Нешава, ф. Фаминево, д.д. Лужевек и Хопен, м. Камион – вот наиболее яркие вехи его боевого пути к концу года.

Полк выполнял разнообразные боевые задачи. Так, особое значение имели разведывательные данные, добытые казаками в районе г. Нешава, на Висле и Бзуре, у Ловича, Кутно и Стрыкова. Астраханцы обороняли стыки и фланги пехотных частей и соединений (особенно в Лодзинской операции), прикрывали сосредоточение войск, охраняли тылы корпусов и дивизий, боролись со шпионажем.

За август – декабрь 1914 г. полк потерял 2-х офицеров и 24 казака убитыми, 3-х офицеров и 67 казаков ранеными, контуженными и пропавшими без вести.

1915 г. начался для 1-го Астраханского казачьего полка с усиленной разведывательной деятельности на р. Бзуре. Регулярная служба разъездов предполагала ежедневную высылку от 4 до 6 казачьих разъездов.
1-го января разведчиками были подобраны неприятельские прокламации за Бзурой у д. Камион.

Разъезды 1-го Астраханского казачьего полка зафиксировали активность 199-го и 200-го пехотных полков германской армии, а также установили большие потери немецкой пехоты, в частности, 50-й дивизии противника.

В январе 1915 г. казаки 1-го полка обслуживали в разведывательном, сторожевом и обеспечительном отношении 5-й конно-артиллерийский дивизион, 14-й гренадерский Грузинский полк и некоторые другие части. Среди задач, выполняемых астраханскими казаками появилась еще одна – задержание в прифронтовом тылу солдат, по тем или иным причинам отбившихся от своих частей.

Занимались также казаки сбором оружия – т. е. выполняли функции трофейных команд. Участвовали в совместных операциях с другими частями. Так, согласно донесению хорунжего Сережникова, действуя совместно с 14-м гренадерским полком, 26-го января были захвачены до 360 пленных, 2 пулемета и прожектор.

К концу января м. Камион, в районе которого действовал полк, был противником оставлен.

31-го января командир 1-го Астраханского казачьего полка А. А. Келлер был произведен в генерал-майоры.

Главные задачи, стоявшие перед 1-м Астраханским казачьим полком в феврале 1915 г. - это охрана мостов через Бзуру, линий телеграфной и телефонной связи 5-го Сибирского армейского корпуса.

Кроме того, по линии, курируемой астраханскими казаками, выставлялись посты и пикеты. 2 марта 1915 г. полк лишился своего достойного командира - А. А. Келлер был эвакуирован в тыл по болезни, ставшей следствием фронтовой контузии. В дальнейшем этот достойный генерал был командиром бригады 4-й Донской казачьей дивизии (с 05.03.1915 г.), а 5 июля 1915 г. от последствий контузии умер в Кисловодске.

Полк временно возглавил войсковой старшина Сеняпин, которого 9 марта заменил в должности временно командующего полком есаул Коваленков.
Выполнение множества задач, стоявших перед частью, влекло рассеивание казаков по различным пунктам и учреждениям. Так, расход казаков в марте 1915 г. был следующим: при штабе корпуса находились 2 урядника и 31 казак, на охране телефонной и телеграфной линий - 84 казака, в интендантстве - 1 урядник и 10 казаков, в корпусном казначействе 2 казака и в продовольственном складе – 3 казака. Фактически целая сотня (25% полка) была задействована вне места постоянной дислокации части.
Хорунжий Соколов II-й, сотник Аксенов, подхорунжий Казачков, прапорщики Чередников и Аулов, сотник Забурунов и подхорунжий Бирюков во главе казачьих команд выполняли важную задачу по охране мостов через Бзуру, имевших стратегическое значение. Служба астраханцев по охране мостов неслась вплоть до 7-го апреля.

17 марта полк получил нового постоянного командира. Им стал полковник Митонский, бывший старший штаб-офицер 5-го гусарского Александрийского полка.

Весной 15-го еще несколько наград нашли своих героев - приказом по корпусу № 139 были награждены Георгиевскими Крестами 4-й степени урядники А. Рудов и Г. Татарников.

Период весенней распутицы был для астраханцев ознаменован только занятиями и учениями – полк вел почти мирную жизнь.

19 апреля состоялось важное событие в жизни части - смотр полка командиром 5-го Сибирского корпуса. Корпусной командир остался очень доволен результатами смотра - иллюстрацией чему является приказ по полку № 109 п. 3.

Неудачная для русской армии Горлицкая операция привела к тому, что русские войска оставили Галицию, были понесены значительные потери. Несмотря на то, что положение на русском Северо-Западном фронте было прочным, необходимым являлось общее отступление, вывод войск из «польского мешка».

Вначале Горлицкий прорыв австро-германцев не сильно сказался на обстановке в Польше. Главные задачи, которые решал в указанный период астраханский полк – это несение дозорной службы в штабе корпуса, содержание постов Гродек (штаб 2-й армии) и госп. двор Лазы (штаб 5-го Сибирского армейского корпуса); летучая почта; военно-полицейская служба. 10-го мая была проведена рекогносцировка дорог.

19 мая в казачий полк прибыло офицерское пополнение - 2 новых прапорщика из казаков - Найденов и Буймин.

Начало летней кампании 1915 г. – самой тяжелой кампании для русской армии – полк начал 30 мая с получения приказа «обеспечивать левый фланг корпуса (6-я сибирская стрелковая дивизия) - район Белицы-Ежувка». Непосредственно полк подчинялся командиру 23-го сибирского стрелкового полка.

2-й армии, в которую входил 5-й Сибирский армейский корпус (соответственно и 1-й Астраханский казачий полк) ставилась задача 1-го июня перейти в решительное наступление на Бзуре и Равке. 5-й Сибирский корпус атаковал 50-й пехотной, 6-й и 3-й сибирскими стрелковыми дивизиями с целью утвердиться на правом берегу р. Бзуры.

Для решения боевых задач командиру астраханцев был подчинен 12-й Калишский пограничный полк. Всего отряд включал в свой состав 8 сотен конницы. Главная задача, стоявшая перед ним – обеспечить связь между штабами дивизий (прежде всего 6-й и 3-й сибирских стрелковых) и корпуса.
Но 24 июня астраханцы получили новый приказ – оказать помощь 21-му сибирскому стрелковому полку, подвергшемуся газовой атаке. Задача - помочь вывезти орудия и выйти пострадавшим людям. В 5 часов 15 минут утра 1-я и 2-я сотни полка приступили к выполнению боевой задачи.

Вследствие больших потерь 21-го полка казаки заняли окопы между 22-м и 220-м полками. Получив приказ совместно с 50-й пехотной дивизией вернуть утраченные позиции, сотни перешли в атаку и выбили неприятеля из захваченных им окопов. Казаки-астраханцы стали свидетелями открывшейся им тяжелой картины – они увидели трупы солдат 21-го полка, переколотых противником, многие отравленные газами русские офицеры застрелились.

Вновь для астраханцев началась служба на коммуникациях корпуса - охрана телефонных линий, штаба корпуса, осуществление функций летучей почты, борьба со шпионажем. Так, разведчики-астраханцы видели как немцы, добив раненых русских солдат, переоделись в их форму и пошли в русский тыл.

С 3 июля астраханский полк поступил в распоряжение начальника 50-й пехотной дивизии. Теперь главной задачей, стоявшей перед казаками, было налаживание бесперебойной связи между 22-м и 220-м полками, осуществление разведывательной службы при 50-й и 6-й дивизиях. В рамках последней задачи полком высылались разъезды и секреты.

Не обходилось без потерь. Так, один урядник был ранен 5-го июля, а 9 июля были ранены урядник Исаев, казаки Зерянинов, Филиппов и П. Лепилкин (Филиппов остался в строю). Разъезд прапорщика Кропотова привел пленного. 22 июля у Яблонны был ранен казак Николай Винокуров.

Ситуация на фронте осложнилась. Положение русских армий в Польше ухудшалось, и было принято трудное решение на вывод войск из «польского мешка». 23 июля русские войска оставили Варшаву (взорвав мосты через Вислу), начав отход на линию Осовец, Ломжа, Венгров, Любартов.
Главной задачей, поставленной перед астраханцами, была оборона Праги (предместья Варшавы) и сдерживание наступления противника.

Решая эту задачу, подразделения полка провели две конных атаки.

27 июля прапорщик Аулов с 12 казаками атаковал 18 всадников противника, поддержанных полувзводом пехоты. Противник боя не принял и рассыпался. Было зарублено 6 немцев. Но во время преследования врага отважный прапорщик Аулов был убит, как и приказной Василий Кузнецов и казак Калушин. Эта стычка имела и разведывательное значение – были выявлены значительные силы противника.

29 июля - бой у д. Грембков-Жарнавка. 1-я сотня полка была окружена двумя эскадронами конницы противника. Сотня опрокинула немцев, уничтожив до 30-ти человек и захватив одного пленного.

В августе 1-й Астраханский казачий полк вновь несет привычную службу - это разведка и прикрытие 5-го Сибирского корпуса, служба разъездов.
3-е сентября застало 1-й полк в д. Романовичи (Белоруссия).

12 сентября 1915 г. – свидетель еще одного лихого дела астраханцев .

Вновь отличилась 1-я сотня полка. Когда подразделения 50-й пехотной дивизии пытались взять языков («контрольных пленных») у дер. Божки, противник атаковал, и пехотинцы оказались в тяжелом положении. Тогда подъесаул Свешников в конном строю лихим ударом произвел замешательство в рядах противника, дошел до зарядных ящиков (т. е. до артиллерийских позиций), часть которых вывез, а остальные поджег. Самое главное – эта конная атака дала возможность нашей пехоте благополучно отойти.

Осень 1915 г. прошла в разведке в интересах 5-го Сибирского армейского корпуса. Так, разведка полусотни хорунжего Капова (выславшего к д. Ровино 3 разъезда), старшего урядника Полякова, урядников Соколова и Маляпова позволила своевременно получить важные разведданные. Поляков обнаружил батарею противника с кавалерией у дер. Новые Полушки. Соколов выявил батальон пехоты у д. Полина и 1 роту с полуэскадроном в дер. Божки. Маляпов обнаружил 1 роту пехоты. 1-я и 3-я сотни полка, выполнявшие отдельные задачи, присоединились к главным силам полка.

В ноябре – декабре полк находился на стоянке в д. д. Жуков-Борок, Слободко, Лапках и Вискагань, и вел почти мирную жизнь.
11 ноября в 9 часов 30 минут полк в конном строю был построен на плацу в Слободко. В 10 часов 30 минут прибыли начальник 2-й Туркестанской казачьей дивизии генерал-лейтенант Г. И Чоглоков и английский военный агент майор Нильсон. В их присутствии произведено конное учение полка, оцененное на «отлично». Причем, был осуществлен маневр с обозначенным противником. Противник атаковался - во фронт лавой, во фланг - резервными сотнями в сомкнутом строю.

15 ноября начальство произвело традиционный опрос претензий казаков-астраханцев, а затем состоялся церемониальный марш, также оцененный на «отлично». 26 ноября астраханские казаки участвовали в Георгиевском празднике. В этот день в дер. Бережно и Жуков-Борок прошел парад сводной сотни георгиевских кавалеров со знаменем и хором трубачей.

6 декабря в дер. Жуков-Борок был проведен молебен в честь тезоименитства Государя Императора. 20 декабря 3-я сотня полка в составе: есаула Аратовского, младших офицеров сотника Соколова и хорунжего Титова, 13 урядников и 115 казаков выступила для охраны телефонных линий корпуса. А 31 декабря полк выступил походным порядком на фронт – он шел сменить в окопах товарищей – казаков 5-го Уральского казачьего полка.

В кампании 1915 г. 1-й Астраханский казачий полк выполнял задачи войсковой конницы 5-го Сибирского армейского корпуса. Сотни полка охраняли штабы корпуса и дивизий, обеспечивали действия дивизий, полков и артиллерийских батарей. Полк нес службу на коммуникациях корпуса - охранял телефонные и телеграфные линии, мосты, осуществлял функции летучей почты, вел борьбу со шпионажем, нес дозорную и военно-полицейская службу. И конечно, важнейшими задачами, решаемыми астраханцами – были обеспечение и поддержание связи, а также разведка.

Если в первое полугодие кампании эти задачи были преобладающими, то летом ситуация изменилась. Россия стала главным объектом воздействия военной машины германского блока. Русские войска были вынуждены отбиваться, реагируя на выпады противника, отходя под натиском сильнейшего врага.

В этот период 1-й полк участвовал в летней операции на Бзуре и Равке, обороне Варшавы, вел бои в Белоруссии. В боях под Варшавой, обороняя переправы через Вислу, сотни полка в течение трех дней удерживали позиции, прикрывая отход корпуса, сдерживая наступление девяти эскадронов противника, усиленных пехотой и артиллерией. Решая задачу сдержать наступление противника, летом – осенью подразделения полка провели три конных атаки – у Новоминек, у Грембков – Жарнавки и у д. Божки.

Зимняя кампания не принесла особых перемен в боевой службе полка. 12 декабря сводная сотня (по взводу от всех сотен полка) во главе с есаулом Свешниковым участвовала в Высочайшем смотре Государя Императора. Из уст главы государства и Верховного Главнокомандующего прозвучало: «Спасибо Вам, молодцы астраханцы».

В соответствии с приказом главнокомандующего армиями Западного фронта 20 февраля 1916 г. 1-й Астраханский казачий полк выделялся из состава 5-го Сибирского армейского корпуса и входил в состав 2-й Туркестанской казачьей бригады (с 30-го марта – дивизии). 26 февраля, произведя смотр полку, командир бригады распорядился о формировании в астраханском полку 4-пулеметной команды и партизанского отряда в составе офицера и 36-ти казаков. Импровизированные партизанские отряды для действий в тылу противника («как в 1812-м») были сформированы во многих кавалерийских частях русской армии на рубеже 1915/16 гг.

1-го марта полк перешел в распоряжение командира Гренадерского корпуса. В преддверии предстоящего весеннего наступления астраханцы осуществляли функции летучей почты и несли обычную службу.

В конце мая 1-й Астраханский казачий полк закончил переформирование в 6-сотенный полк и 7-10 июня прибыл на стоянку в дер. Кожево, где выдержал смотр начальника 2-й Туркестанской казачьей дивизии.

С 25 июня астраханцы заняли позиции - боевой участок Бояры-Цирина, сменив 3-й стрелковый польский батальон. С полком взаимодействовали на позициях команда сапер и бомбометчиков. При осуществлении разведки отличились хорунжие Чередников и Найденов.

30-го июня полк пришел в д. Долматовщину, где встал в резерве. На позиции находилась только пулеметная команда астраханцев – в д. Бояры вместе со 2-м Уральским казачьим полком.

Но уже 2-го июля пришел приказ идти на передовую – станичники заняли окопы от дер. Бояры до Цирина. 1-я, 3-я, 4-я, и 5-я сотни оказались в окопах, а 2-я - в полковом резерве. Местность накладывала отпечаток на ведение позиционной войны – сильный непрекращающийся дождь привел к тому что казаки оказались по пояс в воде – и были выведены из окопов. Приказ штаба 2-й Туркестанской казачьей дивизии предписывал укоротить боевой участок.

В этот период крупных столкновений с противником не было, за исключением перестрелок и поисков разведчиков. Так, в 17 часов 3-го июля противник открыл тревожащий артиллерийский огонь по 5-й и 6-й сотням полка: 15 снарядов было выпущено по 5-й сотне, и 9 - по 6-й. 5-го июля с 16-ти часов было выпущено 22 снаряда по штабу полка. 6-го июля имел место обстрел 3-й и 4-й сотен. Астраханцы зафиксировали такое интересное обстоятельство, что многие немецкие снаряды не разрывались (например, из 9 - 4). В это же время 1-я и 3-я сотни имели стрелковый контакт своего охранения с немецкими разведчиками.

И в период окопной войны казаки-астраханцы вели активную разведку, только теперь не в форме разъездов, а в виде поисковых групп. Так, в 23 часа 4-го июля была выслана команда разведчиков хорунжего Чередникова (28 человек). В 22 часа 30 минут 6-го июля разведывательная группа все того же Чередникова численностью в 27 человек вновь ушла в разведку. В последнем случае имел место бой с засадой.

10-го июля в 23 часа 10 минут полком был занят боевой участок от Рукавчицы до Цирино: 1-я, 2-я, 5-я, 6-я сотни заняли окопы, 3-я и 4-я расположились в резерве. Вновь – нахождение под обстрелом противника (например, 13-го июля немецкий артобстрел – с 14 часов 10 минут было выпущено 40 снарядов) и действия разведчиков. Так, 11-го июля действовала разведгруппа в 12 человек прапорщика Титанович-Савицкого, 12-го июля прапорщиков Тихова и Титанович-Савицкого, 13-го июля прапорщика Кривощапова. 14-го июля был ранен прапорщик Яненков.
В этот период астраханцы несли окопную службу, работали с ходами сообщений.

12-го июля полк получил нового командира - им стал полковник Востряков.

15-го июля астраханский полк был сменен на позициях 244-м пехотным Красноставским полком.

Конец июля и август 1916 г. прошли для астраханцев 1-го полка в разведывательной деятельности и сторожевой службе. 29-го июля было проведено полковое учение, а 30-го парад в честь наследника Цесаревича. Период 31.07.- 16.08. – это время интенсивных учений и занятий полка. Следовало оживить полузабытые за время позиционной войны кавалерийские навыки и умения.

Занятия не прошли даром – 16-го августа, в присутствии начальника 2-й Туркестанской казачьей дивизии Г. Чоглокова, лучшей была признана 3-я сотня полка. 19-го августа в присутствии начальника дивизии были проведены парад и джигитовка. Причем проводились комбинированные учения - астраханцев, сотни 2-го Уральского казачьего полка, 5-го Оренбургского казачьего полка и взвода 18-й самокатной роты.

29-го сентября полк получил пополнение – прибыли хорунжий Горбунов и 68 нижних чинов.

Осень 1916 г. прошла в строевых занятиях и спортивных состязаниях. Это один из наиболее спокойных для астраханцев периодов нахождения на фронте.

В кампании 1916 г. 1-й Астраханский казачий полк действовал в составе кавалерийского соединения - 2-й Туркестанской казачьей бригады (дивизии). Но это мало повлияло на боевую службу полка – он продолжал использоваться в качестве войсковой конницы (Гренадерского корпуса).
В этот период сотни несли службу летучей почты, занимались разведкой, охраной коммуникаций. Июль 1916 г. полк провел в окопах позиционной войны, выполняя функции пехоты.

Новый, 1917-й год, застал 1-й Астраханский казачий полк на позициях у Выгоновского озера. Командованию полка были подчинены 18-я самокатная рота, 12-я рота Воронежского 124-го пехотного полка и две сотни Полтавского полка Кубанского казачьего войска.

Шли будни позиционной войны - стычки на аванпостах, перестрелки, поиски разведчиков. 9-го января противник провел газовую атаку.

Показательно, что разведывательные группы на этом этапе войны носили комбинированный характер – например, в разведывательном поиске 28-го января участвовали бойцы Елецкого 33-го пехотного полка, отряд особого назначения 10-го армейского корпуса и казаки 1-го Астраханского казачьего полка. В поиске 8-го февраля (в районе Огинский канал - Щара) участвовали казаки-астраханцы, партизаны 10-го армейского корпуса и 3-й армии. В последнем случае рядовой 121-го пехотного полка конный разведчик Иван Тузовников и казак 4-й сотни астраханского полка Александр Селивантьев захватили 3-х пленных - рядовых 4-й роты 1-го батальона германского 438-го резервного пехотного полка. В разведке 18-го февраля участвовали сотник Найденов, хорунжий Буров, 20 казаков, подпоручик с 40 бойцами Отряда Особого назначения 3-й армии и конные разведчики 121-го пехотного полка - поручик и 20 солдат.

Обращает на себя внимание и величина таких разведывательных партий - они насчитывали по 120 - 170 человек. Основной целью данных поисков был захват языков и порча коммуникаций противника. В одном таком деле был ранен, но остался в строю, казак Гусаров.

Действовали и чисто астраханские разведгруппы. Непревзойденным специалистом в деле разведки был сотник Найденов. Так, 5-го февраля он вел разведку Огинского канала, а 13-го февраля осуществлял разведку на р. Щаре. Некоторые из таких вылазок приводили к боестолкновениям. Например, 24-го февраля разведчики с целью уничтожения наблюдательного пункта противника вели атаку на высоту 74,4. Русским сопутствовал успех - 80 немцев были выбиты с высоты.

Среди заметных организационных мероприятий необходимо отметить приказ 3-го февраля о переформировании полка в 4-х сотенный из 6-ти сотенного. Ситуация вернулась к положению, имевшему место в начале войны. Излишки личного состава подлежали отправке в стрелковый полк 2-й Туркестанской казачьей дивизии.

1-го марта хорунжий Буров и прапорщик Н. Белоусов с 25-ю казаками осуществляли разведку восточной стороны Огинского канала. Немцы заметили астраханцев - выпустили ракеты и открыли сильный залповый винтовочный огонь. Урядник Бостриков был ранен. Противник бежал на западную сторону канала.

Это было последнее дело 1-го полка до революции.

О том, насколько противник был заинтересован в ослаблении боевой упругости русских войск свидетельствует тот факт, что 4-го марта немцы вывесили у Огинского канала плакат с информацией о свершившемся перевороте и отречении Императора. Более того, в плакате говорилось – «последуйте примеру петроградских товарищей».

5-го марта в полку были получены Манифесты об отречении Николая II и об отказе от престола Михаила Александровича. 8-го марта было введено новое титулование и обращение к казакам на Вы, разрешено курить на улице, собираться на митинги и т. п. Наконец, 12–13-го марта полк был приведен к присяге Временному правительству, которое (как декларировалось) должно было функционировать до созыва Всероссийского Учредительного собрания.

Политический сектор жизни полка все более расширялся – 17-го марта были проведены выборы офицера и казака, которые должны были поехать в Петроград на казачий съезд и 3-х офицеров и 15-ти казаков в полковой комитет. На казачий съезд 19-го марта был выбран старший урядник Иван Бирюков. 6-го апреля для участия во фронтовом съезде в Минске были выбраны подъесаул Аристов и казак Изюмский. В апреле прошли выборы и в дивизионный комитет.

Из наиболее значимых дел астраханцев в этот период необходимо отметить атаки на германский пост впереди линии обороны полка. 14-го марта хорунжий Кривощапов с 10-ю казаками при содействии сотника Найденова с 12-ю казаками осуществил удачную вылазку. Под немецким огнем казаки Ремизов и Вереин перерезали проволочное заграждение противника и с 2-х сторон забросали немцев ручными гранатами. У астраханцев потерь не было, немцы унесли 3-х раненых. 18-го марта состоялась повторная атака на пост команды сотника Найденова. В результате боя казаки Разстрыгин и Гоглазин были ранены разрывными пулями. На этот раз пост был разрушен.

Интерес представляют и действия Отряда Особого назначения сотника Найденова в апреле (во взаимодействии с 18-й самокатной ротой) - астраханцы взорвали наблюдательную вышку немцев.

Весной продолжали активно действовать казачьи разведывательные группы. Так, в разведке 15-го апреля участвовало 9 казаков - разведчики дошли до р. Щары. Разведка осуществлялась 17-го, 19-го, 20-го (были ранены приказный 6-й сотни Иван Кузнецов и казаки Александр Кайдалов и Роман Иванов), 21-го (командир - подхорунжий Белоусов), 24-го (прапорщик Мартемьянов с 13-ю казаками), 27-го (хорунжий Кривощапов с 12-ю казаками) апреля. В одной из стычек был ранен казак Борис Второв.

Противодействовали астраханцы и действиям германских разведчиков. Так, на участке 5-й сотни была отражена высадка немецкой разведгруппы, подошедшей на 4-х лодках. Была отбита немецкая группа 7-го и 8-го апреля (в последнем случае германцы уже резали проволочное заграждение).

Были обнаружены довольно крупные разведывательные группы противника 22-го (до 40 человек), 25-го (35 человек), 28-го (30 человек), 29-го (более 40 человек) апреля. Расслабляться даже в период позиционного затишья не приходилось. Противник вел беспокоящий огонь, зачастую - разрывными пулями.

16-го апреля временно командующим полком становится войсковой старшина Свешников.

25-го апреля на позиции казаков-астраханцев вышли 4 русских военнопленных, бежавших из плена: рядовые 124-го пехотного Воронежского полка Иван Березин, 81-го пехотного Апшеронского полка Григорий Михеев, 207-го пехотного Новобаязетского полка Иван Кузьмин и 121-го пехотного Пензенского полка Парамон Казанцев.

Летняя кампания 1917 г. была беспокойной для 1-го Астраханского казачьего полка.

2-3 мая отражались вылазки германских разведчиков, а 5-го мая казаки были сменены, перейдя 22-го июня в непосредственное подчинение командира 2-го Кавказского армейского корпуса.

Внутренняя жизнь части также не стояла на месте – 20-го мая в полк приезжал член фронтового комитета прапорщик Кудрявцев. 24-25-го мая казаки культурно отдыхали – 1-й полк посетил дивизионный синематограф. 7-го июня состоялись проводы домой казаков 1897-1898 гг. рождения, а 29-го июня полковник Аратовский стал командиром 1-го Астраханского казачьего полка.

Тот факт, что летом 17-го русское командование могло опереться лишь на ударные и кавалерийские части, привел к появлению еще одной сферы деятельности казаков на фронте – разоружению бунтующих и не подчиняющихся командирам пехотных частей. Так, приказом от 24-го июня № Б-31 астраханцам было приказано разоружить 703-й Сурамский полк.

В это время астраханский полк оказался востребован в качестве надежной части для наведения порядка в прифронтовом тылу. 8-го июля он получил приказ идти в распоряжение 1-го Сибирского армейского корпуса. Астраханцы вошли вместе с 23-й донской казачьей батареей и 5-ю учебными командами 1-го Сибирского армейского корпуса (280 штыков) в отряд особого назначения полковника Аратовского.

Т. к. в тылах корпуса обреталась масса дезертиров, а некоторые части отказывались идти в наступление, главной задачей, стоящей перед отрядом – являлась борьба с дезертирством и приведение к послушанию ненадежных частей. Для облав на дезертиров из состава астраханского полка была специально выделена и расположена в тылу корпуса 3-я сотня. 10–11-го июля казаками и солдатами учебных команд были задержаны до 2-х тыс. дезертиров, преимущественно из состава 1-й и 2-й сибирских стрелковых дивизий. Задержанные отправлялись в штаб. Полусотня 6-й сотни способствовала возвращению 6-го сибирского стрелкового полка на самовольно оставленные последним позиции.

12-го июля 5-я и 6-я сотни под командованием командира полка заняли позиции у фольварка Касимово - в лесу находился 62-й пехотный полк, отказавшийся идти на передовую. Поддерживать действия астраханцев должны были две батареи. К счастью, до столкновения дело не дошло – пехотный полк сдался.

Продолжение следует...
Класс!
Нравится
Категория: История АКВ | Автор: Алексей Олейников
Просмотров: 104 | Теги: Олейников, Первая Мировая война, Астраханское Войско | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar















"Расписание всех Казачьих Войск"
Главный Штаб Е.И.В.


Оцените наш сайт
Всего ответов: 82

Поиск по сайту

Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0